Борисовы. Коротковы. Соковы. Григорьевы. Чех. Ткачук. Семёновы.
Борисова Марья Ивановна. Борисов Александр Петрович. Борисов Виктор Петрович. Борисова Лидия Петровна. Борисова Валентина Петровна.

Главная / Карта сайта / Автомаршруты / Города / Страны / События / Усадьбы / Парки / Монастыри / Храмы / Музеи / Крепости /

Вниз






Борисовы. Коротковы. Соковы. Григорьевы. Чех. Ткачук. Семёновы.


Родители.



Пётр Тимофеевич Борисов, 12.07.1889 - 13.11.1974: К сожалению, про него известно немного. Родился, как и Владимир Ульянов (Ленин), в городе Симбирске. Больше ничего общего у них, слава Богу, не было...

Вспоминает его дочь, Валентина Петровна Сокова (Борисова): "Папа перебрался из Симбирска в Самару, и до революции служил приказчиком у барина Наумова. Потом кем он только не работал! Последнее время трудился в ломбарде сторожем, во время войны пёк хлеб в маленькой частной пекарне. Когда американцы оказывали помощь нашей стране, он работал у них. Там выдавали (а он приносил домой) эмалированную посуду, жидкое мыло в бутылках и даже лекарства. У его жены Марии Ивановны долго хранился узелочек с белой хиной. Тогда она очень ценилась, поскольку спасала от малярии и лихорадки.

Последние годы жизни Пётр Тимофеевич работал стекольщиком и был известен как классный мастер своего дела. Предпочитал не роликовый стеклорез, а натуральный алмаз. Умел вырезать по лекалам фигурные стёкла, например для оклада иконы. Выполнял сложные стекольные работы для церкви.
Был добрый, детей не обижал. Хотя один раз чуть не вытянул вожжами младшую дочь Валентину. А дело было так... Пока дед работал днём в пекарне, соседи строили сарай. А Валя была домовницей. Семейный запас хлеба хранился в ящике в сенях. Соседские строители-рабочие были голодные, знали где лежит хлеб у Борисовых, незаметно залезли, украли и съели. Братья Саша и Виктор пришли с работы, хотели поесть, хвать - а хлеба нет! Вечером Пётр Тимофеевич как узнал об этом, схватил вожжи и говорит Вале: "А вот я тебе сейчас!" Бить, конечно, не бил, но страху нагнал.
Когда пришло время, дед поднимал осевший дом, менял подгнившие снизу бревна и ставил сруб на бордюрный камень. Не один, конечно, кроме сыновей ему помогали и Жора, Амос и Геннадий Соков. Все вместе быстро подняли. А Марья Ивановна в эти дни пекла пирожки тазами и кормила всех."

Вспоминает его внук, Николай Соков: "В последние годы у деда Пети был в эксплуатации узкий ящик на колесиках из шарикоподшипников. Внутри ящика вертикально помещались куски оконного стекла разных толщин и размеров, метровая деревянная линейка, а также гладкий лист фанеры, на котором стекла разрезались на нужные фрагменты. Ящик этот дед называл "колымага". Весила нагруженная колымага немало, двигалась, как и её хозяин, очень медленно, при движении дребезжала и звенела. С ней дедуля ездил по приглашению в соседние дворы на замену разбитых стёкол. "Алмаз"-стеклорез мастер носил в нагрудном кармане гимнастёрки и очень им дорожил.
В глубокой старости дед стал слышать и видеть хуже. Слушая приемник, он прикладывал руку "рупором" к уху, а когда глядел вдаль - прикладывал ладонь ко лбу "козырьком". Мы с братом Валерой, два маленьких балбеса, давясь от смеха, подкрадывались к деду со спины и хлопали его по плечу. Пока дед, медленно, как океанский лайнер, разворачивался, мы перебегали ему за спину и хлопали по другому плечу. Дед недоумённо начинал разворачиваться в другую сторону. Так продолжалось несколько раз, пока мы, счастливые, не выскакивали прямо перед ним. "Озорники!", - говорил дед и, шутя, грозил нам клюшкой."

Мария Ивановна Борисова (Важдаева), 19.09.1894 - 20.06.1972: жена Петра Тимофеевича Борисова, по национальности мордва, родом из деревни Кондорать (Белый Ключ), где-то под Саранском. Там жила родственница тётя Нюра, и Валентина Петровна Сокова ездила туда после войны.

Вспоминает младшая дочь, Валентина Петровна Сокова (Борисова): "В день венчания родителей в Самару вошли белочехи, от которых ничего хорошего не ждали. Поэтому сразу после обряда венчания, молодожены прыгнули в повозку и дали дёру из церкви, чтобы не попасть на глаза оккупантам. История гласит, что белочехи ворвались в Самару 8 июня 1918 года. Теперь мы с вами знаем точную дату венчания Марии и Петра Борисовых!.. :)

Мария Ивановна родила Петру Тимофеевичу 8 детей, четверо из которых умерли в раннем детстве с 1918 по 1922 годы...
Каким-то невероятным образом Пётр и Мария купили довольно большой дом на улице Садовая, в квартале между улицами Полевая и Чкалова, где вырастили четверых детей и прожили до конца дней своих. Правда, чтобы выжить, они постепенно продавали по кусочку свой дом, пока у них не осталась лишь его передняя часть.
Марья Ивановна была домохозяйкой. Лишь во время войны её мобилизовали и она какое-то время работала на заводе №42, где трудился и её сын Виктор. Работала она "на вешалке", другими словами, гардеробщицей, поскольку рабочих специальностей у неё не было.
Основную часть жизни она вела домашнее хозяйство, много и быстро готовила, чтобы накормить большую семью. Хорошо вязала, обеспечивая теплыми носками не только своих, но и вязала на заказ соседке Зине, которая приносила ей пряжу.
Хорошо готовила, особенно удавались ей первые блюда, пирожки с мясом, картошкой, сладкие лепешки. Для лепёшек раскатывался шарик теста размером с яйцо, верхняя часть поливалась маслом и посыпалась сахарным песком, лепёшка складывалась пополам, на получившемся полукружии, подобно лучам, делались небольшие разрезы и лепешка отправлялась на сковородку. Просто, но для тех, кто их пробовал, что-то более вкусное представить невозможно!..
После войны в глубине двора, у глухой южной стены кирпичного дома, где потом построили сарай, Виктор вскопал кусочек земли и посадил тыквы. На отдохнувшей земле у теплой стены всем на удивление тыквы вымахали размером с карету у Золушки! Марья Ивановна тыквы любила... А когда Виктор женился на Нине Ивановне Кошельковой, у южной стены деревянного родительского дома появился цветник с бархатцами, цинниями и космеями. Потом цветник превратился в небольшой огородик, а по стене дома пустили виноградные лозы."

Однажды её внуки Валера и Николай набрали во дворе под забором шампиньонов, на которые никто не обращал внимания, принесли ей и попросили пожарить. Она без лишних разговором налила в сковороду растительного масла и приготовила. Получилось вкусно!..


Илларион (Ларя) Тимофеевич Борисов: Брат Петра Тимофеевича и Михаила Тимофеевича Борисовых, родился, жил, работал бухгалтером и умер в Ульяновске (бывш. Симбирск)...
Вспоминает его племянница, Валентина Петровна Сокова (Борисова): "Дядя Ларя был очень интересным человеком. Он часто приезжал к нам домой. Как-то ночевал он у нас, лежит на раскладушке, а папа на диване. В темноте дядя Ларя и говорит: "Петьк, а помнишь, Агашка-то меня любила!" Дед: "Нет, Ларьк, она меня любила!" Ларя: "Да ты путаешь! Она меня любила!.." Конца и края не было этим спорам.
Дядя Ларя был невысокого роста, ещё ниже папы, но очень крепкий! Как-то раз Виктор провожал его на поезд, а нужный вагон остановился не доехав до края платформы. Так дядя Ларя поднядся на высокую ступеньку вагона без посторонней помощи прямо с земли, подтянувшись на руках. А лет ему было тогда очень много.
Виктор всегда провожал и встречал дядю Ларю, и сам много раз ездил к нему в Ульяновск, где и сдружился с его сыном Николаем. Дочка дяди Лари, Лиза, была замужем за председателем колхоза и жила недалеко от Ульяновска. Мы даже с мамой как-то ездили к ней отдыхать."

Михаил Тимофеевич Борисов: брат Петра Тимофеевича и Иллариона Тимофеевича Борисовых. Майор. Жил и умер в Казани...



Дети.



Иван, Тоня, Нина и Валентин Борисовы - первые дети Петра и Марии Борисовых умерли в нежном возрасте в голодные 1918 - 1922-е годы...

Александр Петрович Борисов, 1922 - 2009: старший сын Петра Тимофеевича и Марии Ивановны Борисовых, отец Натальи Александровны Григорьевой (Борисовой)...
Рассказывает его сестра, Валентина Петровна Сокова: "Брат Саша был очень одарённый, много читал, прекрасно играл на балалайке и гармошке. Когда друзья Виктора с завода приходили к нам в гости и выпивали, они шли к Саше и просили его поиграть на балалайке. Очень хорошо учился в школе.
С женой Екатериной они жили одно время рядом в угловом доме, в полуподвале на углу Садовой и Чкаловской, где водопроводная колонка. А потом появилась возможность строить своё жильё т.н. "горьковским методом" (его впервые опробовали в городе Горький). Это когда люди после тяжёлого рабочего дня шли на стройку, там выкладывались по полной, а утром опять на работу! Это было очень утомительно. Поэтому в народе такой метод окрестили "горьким методом"... Виктор, мама и папа ходили на эту стройку помогать Саше, чем могли, строительный мусор выносили. И так Саша очень-очень быстро построил двухкомнатную квартиру, в которую вселились он с Екатериной, и её сестра, Татьяна, которая тоже принимала участие в строительстве. У каждого "строителя" получилась своя комната плюс общая кухня. В этой квартире в кирпичном доме, недалеко от завода им. Масленникова, Саша прожил всю свою жизнь.
Во время войны Саша работал на авиационном заводе на Безымянке, загружал боекомплект в военные самолёты.
Летом он любил ездить за Волгу. Как-то раз он опоздал на паром, чтобы переправиться на другой берег Волги. Вечер был тёплый, и он решил не возвращаться домой, а дождаться первого парома у пристани. Он положил рюкзак под голову и устроился на ночлег на скамейке. У него был маленький размер ноги, и он купил по случаю красивые молодёжные кроссовки. Когда проснулся утром, кроссовок на ногах уже не было. Пришлось ему в одних носках возвращаться домой за другой обувкой... Когда мы с Геннадием приезжали в Самару из Москвы, Саша заходил к нам. Он был умным, рассудительным, крепким и жилистым. Много читал книг до последних дней жизни."

Екатерина Васильевна Борисова (Ерёмкина), 1925 - 1988: жена Александра Петровича Борисова, мама Натальи Александровны Григорьевой (Борисовой) ...

Виктор Петрович Борисов, 1927 - 2003: второй сын Петра Тимофеевича и Марии Ивановны Борисовых, второй муж Нины Ивановны Борисовой (Кошельковой). Своих детей у них не было.
Вспоминает его сестра, Валентина Петровна Сокова (Борисова): "Как началась война, Виктор ушел в ремесленное училище, а потом до пенсии проработатал на одном заводе. Был высококлассным шлифовщиком, при этом профессионально выполнял практически любые слесарные работы.
Был внимателен к нам, сестрам. Когда приходил с работы, уставший и голодный, мама его кормила. А он всегда спрашивал: "Мам, а девчонки поели?". "Поели, поели", - отвечала мама. Однажды Геннадий Соков позвал его помочь обновить рубероид на крыше родительского дома. В какой-то момент Геннадию показалось, что Виктор прибил одну из реек кривовато, и он сказал ему об этом. "Генк, так чать не сервант строим!" - парировал Виктор.
Но в целом он был очень "рукастым", умел очень многое и делал всё очень аккуратно. Моему сыну Николаю он сделал по чертежам скальный молоток с кизиловой рукояткой и закалённые кошки из легированной стали.
Однажды племянница Татьяна помогла купить ему маленький токарный станочек. Виктор установил его в сарае, и вскоре все родные и соседи получили в подарок отличные деревянные скалки для раскатывания теста.


Нина Ивановна Борисова (Кошелькова), 1926 - 2001: жена Виктора Петровича Борисова. Работала одно время вместе с Лидией Петровной Коротковой (Борисовой) в артели, производящей галантерейную продукцию.

Владимир Тимофеевич Кошельков, 1924 - 1956: первый муж Нины Ивановны Борисовой (Кошельковой), умер в возрасте 32 лет...

Лидия Петровна Короткова (Борисова), 1931 - 2019: старшая дочь Петра Тимофеевича и Марии Ивановны Борисовых, жена Виктора Степановича Короткова, мама Татьяны Викторовны Чех (Коротковой) и Валерия Викторовича Короткова.

Рассказывает внучка, Елена Валерьевна Ткачук: "Лидия Петровна была натурой очень жалостливой и сострадательной. Помню, в детстве она читала мне сказку «Дикие лебеди», и не могла сдержать слёз. Уж больно жалко ей было самого младшего брата, которому Элиза не успела довязать рукав из крапивы, и он так и остался с крылом.
Меня она всё время жалела: я не ходила в садик, потому что плакала, и ей было меня жалко, в школу постоянно отводила и встречала. Причём, я уже училась в 3, а может даже и в 5 классе, и мне было попросту неловко перед одноклассниками, что меня бабушка встречает, поэтому она выходила на перекрёсток возле дома и ждала, пока я не появлюсь, чтобы после «незаметно скрыться». Даже, когда я выходила замуж, Лидия Петровна просила Женю (мужа) и его родителей не обижать меня.

А ещё у бабушки были самые вкусные блинчики. Как-то в школе мы отмечали Масленицу и нужно было принести блины из дома. Так вот, блинчики Лидии Петровны были признаны самыми лучшими."

Вспоминает её сестра, Валентина Петровна Сокова (Борисова): "Лида окончила ШРМ (Школу рабочей молодёжи). Тогда было семилетнее образование. На галантерейной фабрике она проработала всю жизнь. Начальником цеха там была Мирка, соседка по родительскому дому на Садовой, вторая дочь тёти Рахили. Лида заведовала готовой продукцией.
Сначала там делали разные булавки, потом стали шить кошельки. Из обрезков капроновой ткани (отходов производства), Лида научилась шить удобные прочные авоськи. Некоторыми из них мы пользуемся и по сей день."

Виктор Степанович Коротков, 1929 - 1977: муж Лидии Петровны Коротковой (Борисовой), отец Татьяны Викторовны Чех (Коротковой) и Валерия Викторовича Короткова...
Был добрым и весёлым человеком, отличным профессиональным водителем. Всё время искал своё место в жизни.

Валентина Петровна Сокова (Борисова), род. 1935: младшая дочь Петра Тимофеевича и Марии Ивановны Борисовых, жена Геннадия Петровича Сокова, мама Николая Геннадьевича Сокова ...

Геннадий Петрович Соков, 1932 - 2003: муж Валентины Петровны Соковой (Борисовой), отец Николая Геннадьевича Сокова ...



Внуки.



Наталья Александровна Григорьева (Борисова), род. 1953: дочь Александра Петровича Борисова и Екатерины Васильевны Борисовой (Ерёмкиной), жена Николая Николаевича Григорьева, мама Валерия Николаевича Григорьева...

Николай Николаевич Григорьев, род. 1956: муж Натальи Александровны Григорьевой (Борисовой), отец Валерия Николаевича Григорьева...

Евгения Владимировна Мазилкина (Кошелькова), 1947 - 1997: старшая дочь Нины Ивановны Борисовой (Кошельковой) и Владимира Тимофеевича Кошелькова, приемная дочь Виктора Петровича Борисова, мама Владимира, Елены и Ольги Мазилкиных...

Ольга Владимировна Кошелькова: младшая дочь Нины Ивановны Борисовой (Кошельковой) и Владимира Тимофеевича Кошелькова, приемная дочь Виктора Петровича Борисова, мама Эльдара и Эльвиры...

Валерий Викторович Коротков, род. 1958: сын Виктора Степановича Короткова и Лидии Петровны Коротковой (Борисовой), муж Ольги Францевны Коротковой (Вершило), отец Елены Валерьевны Ткачук (Коротковой), брат Татьяны Викторовны Чех (Коротковой).

Вот что пишет об отце Елена Валерьевна Ткачук (Короткова): "Будучи ребенком, я обожала плюшевых мишек. И как-то зимой на остановке в киоске я увидела очень красивого медведя. Рассказала папе, он сразу сказал мне одеться, и мы пошли мне за подарком. Просто так. Того мишки в киоске уже не оказалось, но мне не хотелось расстраивать папу, ведь он хотел меня порадовать. Поэтому, к счастью, там оказался другой не менее симпатичный косолапый. Я дала ему модное по тем временам имя Тэдди. И с тех пор с ним не расставалась. Брала его во все поездки, даже будучи взрослой. К сожалению, в 2019 Тэдди по моему недосмотру остался на диване в греческом отеле, а когда спохватились, его уже не было. И объявление в отеле разместили, и вознаграждение обещали, к сожалению, никто его не вернул. А возможно он отправился в другую страну в качестве сувенира.

Папа очень любит природу, рыбалку, сборы грибов, ягод и так далее. В детстве я где-то только не была! Не скажу, что это мне передалось, скорее даже наоборот, любителем подобного вида отдыха я не стала. Но папа ассоциируется у меня только с речкой, свежим воздухом, сырым ароматом осеннего леса во время сбора грибов и ощущением простора и свободы.

Помню, папа отправился с друзьями на рыбалку. Дело было весной и лёд начинал таять. Уехали они утром, настал вечер, а его всё нет. В это время по местным новостям передают, что трое рыбаков оторвались на льдине от берега в том самом месте, куда папа и поехал с друзьями рыбачить. И в этот же самый момент он возвращается домой весь мокрый! Так папа стал героем новостей! По его рассказам, спасательная лодка, долго не могла к ним приблизиться. Потому что в центре лёд твердый, а по краям рыхлый и он то и дело откалывался. Папа одним из первых решился подойти, но лёт треснул и он ушёл под воду! Спасатели бросили ему трос, по которому он взобрался к ним в лодку. Остальных любителей экстремальной ловли рыбы также благополучно погрузили на борт спасительного судна."

Ольга Францевна Короткова (Вершило), род. 1958: жена Валерия Викторовича Короткова, мама Елены Валерьевны Ткачук ...

Татьяна Викторовна Чех (Короткова), род. 1955: дочь Виктора Степановича Короткова и Лидии Петровны Коротковой (Борисовой), мама Юлии Валерьевны Семёновой (Чех), сестра Валерия Викторовича Короткова...

Вячеслав Михайлович Селиванов, 1949 - 2004: первый муж Татьяны Викторовны Чех (Коротковой), отец Юлии Валерьевны Семёновой (Чех)...

Валерий Владимирович Чех, 1953 - 2008: второй муж Татьяны Викторовны Чех, приёмный отец Юлии Валерьевны Семёновой (Чех)...

Николай Геннадьевич Соков, род. 1959: сын Валентины Петровны Соковой (Борисовой) и Геннадия Петровича Сокова, муж Натальи Евгеньевны Соковой (Маровой), отец Сергея Николаевича Сокова...

Наталья Евгеньевна Сокова (Марова), род. 1962 : жена Николая Геннадьевича Сокова, мама Сергея Николаевича Сокова...



Правнуки.



Валерий Николаевич Григорьев, род. 1981: сын Натальи Александровны Григорьевой (Борисовой) и Николая Николаевича Григорьева, отец Дмитрия Валерьевича Григорьева...

Юлия Викторовна Григорьева (Калемалькина), род. 1980: жена Валерия Николаевича Григорьева, мама Дмитрия Валерьевича Григорьева...

Елена Валерьевна Ткачук (Короткова), род. 1986: дочь Валерия Викторовича Короткова и Ольги Францевны Коротковой (Вершило), жена Евгения Александровича Ткачука, мама Ольги Евгеньевны Ткачук.

"С моим мужем Женей мы учились в одном ВУЗе, в параллельных потоках, на разных факультетах. Посещали одни и те же собрания и мероприятия. На 3 курсе я подрабатывала в Фонде Социальных исследований, который находился в то время на первом этаже дома, где жил Женя с родителями. На 5 курсе он проходил практику в районной Прокураторе, а я соседнем здании работала нянечкой в детском развивающем центре. Ну а познакомились мы спустя год после окончания университета. В самом популярном месте - в Интернете."

Евгений Александрович Ткачук, род. 1985: муж Елены Валерьевны Ткачук (Коротковой), отец Ольги Евгеньевны Ткачук...

Юлия Валерьевна Семёнова (Чех), род. 1975 : дочь Татьяны Викторовны Чех (Коротковой) и Вячеслава Михайловича Селиванова, приёмная дочь Валерия Владимировича Чех, мама Артёма Владимировича Семёнова...

Владимир Александрович Семёнов, 1968 - 2010: муж Юлии Валерьевны Семёновой, отец Артёма Владимировича Семёнова...

Сергей Николаевич Соков, род. 1987: сын Николая Геннадьевича Сокова и Натальи Евгеньевны Соковой (Маровой)...



Праправнуки.



Дмитрий Валерьевич Григорьев, род. 2004: сын Валерия Николаевича Григорьева и Юлии Викторовны Григорьевой (Калемалькиной)...

Ольга Евгеньевна Ткачук, род. 2014: дочь Елены Валерьевны Ткачук (Коротковой) и Евгения Александровича Ткачука.

Вот что писала её мама в ноябре 2020 года: "Оле ещё 6 лет, но у неё уже есть 2 достижения. Первое — неоднократное участие в благотворительном балете для детей-сирот. 2 года Оля исполняла роль Помидорчика в постановке «Чиполлино». И второе — в 2019 года Оля участвовала в областном конкурсе детского рисунка и вошла в 20-ку лучших. Её работа была выставлена в Самарском Театре Юного зрителя.
Её мечта — полететь в космос изучать звёзды и научиться плавать под водой.
На вопрос: «Что такое чудо?» она как-то мне ответила: «Это когда человек болеет, но верит в Бога, а потом просыпается здоровым. Вот это и есть настоящее чудо».

Артём Владимирович Семёнов, род. 1996: сын Юлии Валерьевны Семёновой (Чех) и Владимира Александровича Семёнова, муж Светланы Юрьевны Семёновой (Нестёркиной)...

Светлана Юрьевна Семёнова, род. 1998: жена Артёма Владимировича Семёнова...

Борисовы. Коротковы. Соковы. Григорьевы. Чех. Ткачук. Семёновы....
Борисовы.

Ветвь генеалогического древа: Борисовы. Коротковы. Соковы. Григорьевы. Чех. Ткачук. Семёновы.

Пётр Тимофеевич Борисов. Деда Петя.
Борисов Пётр Тимофеевич.

1. Слева - Пётр Тимофеевич Борисов. Довоенное фото, молодой рыжеволосый Пётр еще не женился.

Борисов Пётр Тимофеевич с семьёй.

1а. Марья Ивановна Борисова (Важдаева) и Пётр Тимофеевич Борисов с сыном Александром. Фото 1928 года.

Текст на обороте фото: "Борисовы Петр Тимофеевич, Мария Ивановна, Александр Петрович. Шури было 5 лет. (Подпись). 1928 г."

Борисов Пётр Тимофеевич.

2. Пётр Тимофеевич Борисов в своем доме на улице Садовая слушает радиолу "Харьков".

Вспоминает Валентина Петровна Сокова: "Отца все очень уважали и звали его "Батя". Первым так назвал его сосед Иван, тот, который был без руки, бросил свою семью и жил с молодой женой в средней части дома. А сосед Андрей жил в дальней, задней части дома. Андрей из-за гангрены был без одной ноги и ходил на костылях.

Часто бывало так: кому-то из соседей по пьяни окна побьют, они приходят и говорят: "Дядь Петь, вставь стекла, денег сейчас нет, потом отдам". Отец шёл и вставлял. Иногда делал это совсем бесплатно, остекляя окно полосками из обрезков стекла, которые очень точно подгонял друг к другу. Кстати сказать, и у нас в доме часть окон были остеклены полосками стекла. Целых стёкол на себя не хватало. "Сапожник без сапог". Но когда он пополнял свой ящик запасом больших новых стёкол, он чувствовал себя очень богатым и счастливым. По просьбе отца, Виктор изготовил ему на заводе специальную деревянную линейку длиной не метр, а 90 см. С такой ему было удобнее.

Иногда, особенно осенью, отец выпивал. Бывает с соседом, выпьют на двоих половину бутылки, а оставшуюся половину спрячут в дровах, и забудут... Выпив, бывало, ругался, но никого не трогал. Даже наоборот, когда соседка прибегала и жаловалась, что муж ее бьёт, он шел к её мужику, почти его ровеснику и говорил: "Сукин ты сын! Как ты смеешь на жену руку поднимать!"

В комнате много лет стоял старый комод с выдвижными ящиками. Потом он перекочевал в сарай, где часто летом спал Виктор. Отец как-то нашел кусок кожи и прибил его к задней стенке выдвижного ящика. Получился секретный кармашек для заначки с пенсии. Виктор, конечно же, знал об этом, но никогда не прикасался к заветному кармашку.

Борисов Пётр Тимофеевич.

3. Дома у Петра Тимофеевича. Слева направо - Володя Майоров, живший на Садовой через дорогу, Геннадий Соков с соседней ул. Ленинской, будущий зять Петра Тимофеевича, сам Пётр Тимофеевич (за спиной его видны маятник и гирьки настенных часов), и, наконец, его старший сын, Александр Борисов.

Борисов Пётр Тимофеевич.

4. Пётр Тимофеевич Борисов в окружении соседской молодёжи забивает "козла" во дворе. Справа на фото сидит его сын Александр, за спиной Петра Тимофеевича справа стоит его дочь Валентина.

Борисов Пётр Тимофеевич.

5. Пётр Тимофеевич Борисов и Геннадий Петрович Соков на зимней рыбалке. Одна из немногих фото, где дед смеётся.

Рассказывает его внук, Николай Соков: "Дед Петя (в детстве я его звал Деда Батя) относился к моему отцу (и своему зятю) с большой теплотой и расположением, старался сделать для него что-нибудь приятное. Отец часто вспоминал такой диалог за обедом:

Дед: "Генк, а ты масло-то соли, оно вкуснее будет."
Отец: "Спасибо, Батя, я не люблю солёное масло."
Дед: "Да нет, ты попробуй - солёное-то вкуснее!"
Отец: "Бать, да не хочу я солёного масла!"
Дед: "Вот чудак-человек - ты сначала попробуй, а потом говори!.."

Борисов Пётр Тимофеевич.

6. Пётр Тимофеевич Борисов закуривает. В руках у него пешня для пробивания лунок во льду.

Борисов Пётр Тимофеевич.

7. Несмотря на солнечный день, Пётр Тимофеевич Борисов одет тепло. По поводу одежды дед не заморачивался: телогрейка, солдатская шапка-ушанка без звёздочки, простые штаны и валенки. На руках - солдатские же рукавицы. Летом дед ходил в вылинявшей, почти белой от солнца и многократных стирок, гимнастёрке.

Мария Ивановна Борисова (Важдаева). Баба Маня.
Мария Ивановна Борисова (Важдаева).

8. Мария Ивановна Борисова (Важдаева). Увеличенная фотография на документ.

Вспоминает её дочь, Валентина Петровна Сокова (Борисова): "Окна нашего дома через крохотный дворик смотрели на деревянный дом, где жила еврейская семья. Дядя Ава, тётя Рахиля и тётя Лиза. Отец и дядя Ава были в хороших отношениях, часто беседовали по-соседски. В годы войны Дядя Ава, старый добрый еврей, очень боялся, что к нам придут немцы. У тети Рахили была дочь Хайка. Все звали ее на русский манер Райка.

Во время войны соседи покупали в большом количестве американский сахар и варили из него леденцы "Петушок на палочке". У нас за годы войны все запасы одежды износили, освободился большой сундук, где она раньше хранилась. В пустой сундук по просьбе соседей сложили часть "производственного сырья" - твёрдого кристаллического сахара. Соседи давали нашей семье возможность заработать. Виктор нарезал в размер деревянные заготовки, а мама и папа выстругивали из них деревянные палочки для "петушков". Соседи за них платили.
Было время, когда отец тяжело заболел и не мог работать. Семья оказалась в тяжелом положении практически без средств к существованию. Голодали по-настоящему. В какой-то момент Виктор сорвался: "Мы сидим на сундуке с сахаром и умираем от голода!" Он открыл сундук и раздал каждому по куску сахара размером с кулак. "Ешьте! Хоть в живых останетесь, не погибнете от голода!" Кто его сейчас за это осудит?! Правда, больше такого ни разу не делали...

Мария Ивановна Борисова (Важдаева).

9. Справа от Марии Ивановны Борисовой (Важдаевой) сидит её старший сын Александр Петрович Борисов с женой Екатериной. Сидят они у своего дома в Самаре на улице Садовая. В настоящее время на этом месте высится многоэтажный жилой дом.

Обратите внимание на пальто Александра Петровича: длинное, широкое, из толстенной ткани. По весу - неприподъёмное! Анна Николаевна Сокова, поработав по необходимости некоторое время гардеробщицей, вспоминала, что после рабочего дня, в течение которого приходилось носить и подавать такие мужские пальто, руки просто отваливались...

Вспоминает Валентина Петровна Сокова: "Бизнес по-борисовски". Был как-то год, когда папа болел и не мог работать. Семья голодала, одеть было нечего и родители решили продать часть дома, чтобы выжить. Продали будущему соседу Андрею. С радости купили еды, кое-какую одежду и даже какое-то простенькое украшение для сестры Лиды, которое она повесила на стену. Случилось так, что папы дома не оказалось, Виктор спал в сарае. Саши тоже не было. Дома были только родители, мы с сестрой и собачка Марсик. Нас, видимо, через открытую форточку чем-то усыпили. Вор вынул стекло (которое держалось на вбитых гвоздиках) из окна, открыл окно и влез в дом. Никто из нас, включая собачку, даже не проснулся. Вор походил по комнате, собрал всю новую одежду, ценные вещи, даже снял украшение Лиды со стены и спокойно с мешком награбленного ушёл. Так мы отдали треть дома и опять остались ни с чем...

А обокрал нас сосед по фамилии Костянин или Костенин. Правда, Виктор его потом побил, но вернуть украденное не удалось... Андрей оказался хорошим соседом, жили с ним дружно и в полном доверии, оставляли друг другу ключи от дома. Виктор и Геннадий ездили потом в его родную деревню Ширяево на охоту.

Мыться круглый год семья ходила в баню. В бане скользкий пол, отец в возрасте 86 лет поскользнулся, упал и сломал шейку бедра. После этого прожил совсем недолго... А Виктор построил во дворе душ - летом в жару каждый день в баню не набегаешься. Утеплил его, грел воду и мылся в нем даже в ноябре."

Виктор Петрович Борисов.
Виктор Петрович Борисов.

10. "Дело было вечером, делать было нечего..." Виктор Петрович Борисов - второй справа.

Виктор Петрович Борисов.

11. "Культурный досуг самарской молодёжи." Виктор Петрович Борисов - справа.

На втором плане - окошко киоска, где продают бутылочное пиво. Продукт потребляется сразу после покупки, "не отходя от кассы". С каким вожделением и сосредоточенностью каждый наливает себе бодрящий пенный напиток! И, да, обратите внимание - никто не пьёт из горлышка, а все культурно наливают в пивную кружку. Т.е. можно сказать, что они ведут себя приличнее некоторых наших современников.

Виктор Петрович Борисов.

12. Виктор Петрович Борисов, его сестра Валентина и Володя Майоров. Москва, горбатый мостик через Яузу. 1958 год. Вдали - дом по Большому Матросскому переулку, где в то время жили и принимали гостей Валентина и Геннадий Соковы. После переезда в новую квартиру (точнее, комнату в квартире) на улице Подбельского, их сын стал называть это место "Старая Москва".

Виктор Петрович Борисов.

13. Виктор Петрович Борисов стоит справа. Слева стоят Люда и Володя Майоровы, сидит слева Валентина Сокова (Борисова).

Виктор Петрович Борисов.

14. Виктор Петрович Борисов сидит к нам спиной. Справа стоят Валентина Борисова и Людмила Майорова. Дело происходит, по всей видимости, в выходной день на набережной Волги.

Виктор Петрович Борисов.

15. Виктор Петрович Борисов и Геннадий Петрович Соков на рыбалке.

Виктор Петрович Борисов.

16. "Ску-у-у-чно..." Самара, 1961 год.

Геннадий Соков, Владимир Семёнкин с дочерью Элеонорой, Виктор и Валентина Борисовы.

Виктор Петрович Борисов.

17. Виктор Петрович Борисов с внучатой племянницей Юлей. Самара.

Виктор Петрович Борисов.

18. Виктор Петрович Борисов и метровый сом.

Виктор Петрович Борисов.

19. Виктор Петрович Борисов и Геннадий Петрович Соков. Самара. Крыльцо дома Анны Николаевны Соковой (Агафоновой) по улице Ленинская, 304.

Виктор Петрович Борисов.

20. Виктор Петрович Борисов в гостях у Валентины Петровны и Геннадия Петровича Соковых в Москве.

Нина Ивановна Борисова (Кошелькова).
Нина Ивановна Борисова (Кошелькова).

21. Нина Ивановна Борисова (Кошелькова) и Валентина Петровна Сокова (Борисова). Самара.

Нина Ивановна Борисова (Кошелькова).

22. Нина Ивановна Борисова (Кошелькова), Сергей Соков в возрасте 6 лет и Виктор Петрович Борисов. Самара. 1993 год. Железнодорожный вокзал.

Валентина Петровна Сокова (Борисова).
Валентина Петровна Сокова (Борисова).

23. Вспоминает Валентина Петровна Сокова: "Родилась я роддоме на Полевой, там где сейчас корпуса Клинической больницы. А раньше там только деревянные домики стояли... Из раннего детства почти нечего не помню. Помню как зимой меня на санках везли в баню, годика три мне было, и я уснула... Помню, как бабушка умерла, мама баб Мани, все поехали хоронить на машине, и Лиду взяли, а меня не взяли. я плакала от обиды.

В 1942 году, во время войны, в школу пошла. Семь лет мне было. Школа 81 была совсем близко, на углу Садовой и Чкаловской. Я сидела у окошка и смотрела на наш дом, он был виден. Если дым из трубы идёт - значит мама суп готовит, будет что поесть. Четыре года там училась, а потом перешла в 25-ю школу. Там был "Тимуровский кружок". Вела его женщина с хлебзавода. Звали её Тоня, она снимала комнату в 300-м доме. Тоня угощала всех нас сдобными лепёшками, которые пекли для сотрудников хлебзавода.

Она потом вывозила нас за Волгу, на Гаврилову Поляну. Там был концерт, мы гуляли и нас кормили. Это был такой счастливый день!.. Было лето и, наверное, какой-то праздник.

Потом закончила школу с трудом. Годы были тяжёлые, одеть и обуть детей было не во что. Помню, когда мне было лет 10, мама поехала на рынок (на Болгарку или на Цыганский) и купила мне платье. Красное, с полосками. И внизу была белая полоска пришита, чтобы оно длиннее было. Я такая счастливая была!..

Дома у нас все тихо и спокойно было. Никто не ругался, не дрался. Рядом жила соседка, тётя Нюра. И была она портниха. У меня откуда-то появились 2 рубля. Уже и не помню откуда. Захотелось мне купить отрез ситца на платье. А на Ленинградской был универмаг. Там работала соседка, тётя Катя. Она жила в том же доме, где потом жили Лида с Валерой. Работала она в универмаге кассиром. Я думала ситец стоит 50 копеек за метр, а оказалось - 53! Я пошла к тёте Кате и говорю: "Дайте мне 12 копеек!". Она говорит: "Зачем?" Я объяснила. Она встала из-за кассы, пошла со мной и помогла сделать покупку. Такое было счастье! Тётя Нюра сшила мне платье. А то мне так надоело обноски носить... Не потому, что мама не хотела на меня тратиться, просто я последняя в семье была, до меня руки не доходили.

Окончив семилетку, поступила в торгово-кулинарное училище и через год завершила обучение. А кулинаров готовили целых два года. И сразу пошла работать в магазин "Ткани" на Полевой, там, где трамвай поворачивает. Мне хотелось именно с тканями работать. Там я проработала года три. Была в магазине старший продавец Валя. Она то пораньше уйдёт, то попозже на работу выйдет. Мне доверяли, оставляли работать одну за прилавком. А мне нравилось! Начинала работать в хлопке (он дешевле), а потом мне доверили дорогие шерстяные ткани. Их ведь надо уметь правильно резать!.."

Валентина Петровна Сокова (Борисова).

24. Валентина Петровна Сокова (Борисова).

"...Мама о нас заботилась, готовила, кормила. Брат Виктор приходил с работы, сначала спрашивал: "Мам, девчонки-то поели?"

Когда Гена был в училище, мы ходили на танцы. Где Жигулёвский пивзавод, там был клуб "Жигулёвский", а в нём - паркетный пол. Тетя Зина, соседка Ритки Якуниной, такая активная пенсионерка, там билеты проверяла. А нас пускала просто так. Года три мы туда ходили с друзьями Геннадия. Там был Гашкин Володька, который потом погиб в машине, Ритка ходила, Людка Баскакова (Майорова). Володька Майоров не ходил, он уже пить начинал тогда, Чураев уже в училище был. Но человек десять нас набиралось. Туда и обратно пешком.

Зимой ходили кататься на коньках. Сестра Лида работала в артели, там были коньки. Фигурные! Каток "Наука" был на Самарской площади, около кинотеатра "Фурор", поближе к Волге. От катания много радости получала!..

А перед тем, как Геннадию в армию идти, мы часто ездили за Волгу. Толька Фролов ("Рыба"), Толька Землянкин, "Буля", Геннадий, Володька Чураев ("Жора") , Ритка, я и Людка Майорова. Ездили даже не на Волгу, а на Воложку. Это протока Волги. Там тихо, берег песчаный. Тоже далеко было от пристани идти. Но в удовольствие. Брали с собой поесть кто чего. У Геннадия денег совсем не было - в семье одна мать работала, а он стипендию получал копеечную... Я помню, ребята какую-то банку консервов привезли. Дурачились, где-то прятали ее, потом еле нашли. Мне мама яички варила. Ребята в футбол и волейбол играли, какой-то мяч у них был. Купались, загорали. Я хоть плавать не умела, большое удоволствие от этих поездок получала.

Был это, наверное, 1952 год. Потому что в 1953 Геннадий уехал в военное училище.

Переправлялись через Волгу на большом пароме, который перевозил одновременно и автомашины, и пассажиров. Вина с собой за Волгу не брали. Потому что денег на еду-то едва хватало.

Позднее, когда с Геной приезжали в Самару в отпуск, ездили с компанией ловить раков. Ловили они их почему-то ночью. А днём варили в ведрах на костре. И пиво с собой брали в белых канистрах и в трёхлировых банках.

Валентина Петровна Сокова (Борисова).

25. Валентина Петровна Сокова (Борисова) в лёгком летнем платье и Геннадий Петрович Соков в модных тогда светлых брюках и кедах.

"... В начале 1950-х годов Новый год встречали компанией дома у Володьки Майорова. Как-то все пошли к нему веселиться, и Виктор, и Лида, а меня, самую младшую, дома оставили. Потому что наши родители поехали на праздник к брату моему Саше, он квартиру получил. А дома у нас замка не было, дверь на крючок запиралась. Дома всё время кто-то должен был находиться. Все ушли, а меня дома оставили. Я так плакала тогда от обиды!.. Потом, правда, Виктор и Лида во втором часу ночи домой пришли, принесли мне какой-то еды и даже немного пива. Затем еще какие-то гости ходили туда-сюда. А потом я уснула...

В 1953 году Геннадий уехал в военное училище в карельском городе Сортавала, на берегу Ладожского озера, напротив о. Валаам, недалеко от финской границы. Там он проучился год, а потом еще два года в Саратовском ВУ. Там, на Волге, ему было хороше, лучше, чем в холодной Карелии.

Позднее, как-то Гена приехал в отпуск. А тогда на экраны вышел новый индийский фильм "Бродяга" с Радж Капуром в главной роли (он же и режиссер). Гена пришел ко мне на работу вечером, и пригласил в кино. А он красивый был, высокий, вежливый, со всеми здоровался. Девчонки с работы смотрели, мне приятно было. Меня с ним отпустили пораньше... А в 1957 году он пришёл ко мне на работу 31 декабря и говорит: "Отпросись пораньше". А мне нудобно, 31 декабря все хотят пораньше домой уйти. Он пошел к директору, Нине Васильевне, поговорил с ней пять минут. Она выходит и кричит:"Борисова! Иди гуляй! После Нового года отработаешь!". А днём раньше Гена мне сказал: "Возьми с собой паспорт, пойдём распишемся".

Приехали, долго-долго ждали своей очереди. Дождались, а нас не расписывают! Я уже расстроилась: вот Гена уедет, а мы опять не поженились! Поехали к коменданту города Самары. Комендант звонит:"Марья Петровна, удели пять минут ребятам!". Уговорил... Приезжаем обратно. Марья Петровна поворчала, Гена ей поулыбался и нас расписали в половине пятого вечера. Всё-таки добился, молодец!

На радостях зашли в магазин в подвальчике на Чкаловской, купили фруктов, еще чего-то к столу и поехали на Садовую к Майоровым встречать Новый год. (Родители Володьки Майорова на Новый год уезжали на Безымянку на дачу и квартира была свободна.) Компании мы ни слова не сказали. (Но я-то успела сообщить маме, а она сказала по секрету Виктору и Лиде.) Ребята в компании поначалу тоже виду не подавали, а потом как закричат: "Горько!" А 3 января Геннадий уехал...

Геннадия провожали, посадили на поезд, попрощались. И в этот же день пришла телеграмма с обратным адресом: "Сызрань. Главпочтамт. До востребования". В ней Геннадий просил деда Батю прислать в долг 30 руб. на билет на поезд. Что за чудеса?! Оказалось, что Геннадий, будучи не совсем в адеквате после свадебно-новогоднего застолья, вместо ручки двери дёрнул ручку стоп-крана, находившуюся рядом. Случайно, по невнимательности. Но его, как "злостного хулигана" забрали в военную комендатуру. Пока там разбирались, поезд, естесственно, ушёл. Пришлось ему дожидаться денежного перевода и покупать новый билет до Москвы...

Я ему написала, чтобы он деньги отцу не высылал (я ему уже отдала из своей зарплаты), а купил мне в Москве (конечно, не царицыны черевички, как кузнец Вакула) красивую обувь. И он купил мне замшевые чёрные туфли на модной подошве и теплые "чуни" для дома. Так он долг свой вернул.

В апреле 1957 года Гена прислал мне телеграмму "Приезжай, я тебя жду". Я ответила, что не могу сразу приехать, мне же надо уволиться с работы, выписаться в паспортном столе, собраться... Ну Геннадий и уехал с друзьями отдыхать в Балашиху. Чуть позже я отправила ему телеграмму, что выезжаю, но он её не получил. Приехала на Казанский вокзал в Москву. Выхожу из поезда с узлами. Никто не встречает. Носильщик погрузил мой скарб на тележку, довёз и посадил на такси. Говорю таксисту: "Войсковая часть 3079". Он меня довёз. Пришла на КПП.
- "Позвоните дежурному, мне нужен лейтенант Соков".
- "Его нет. А вы кто?".
- "Я его жена".
- "Ой, вы Валя!"
Сразу подбежали, вещи взяли, проводили в какой-то кабинет, предложили чаю, показали где туалет. Я Гену ждала-ждала и уснула...

В шесть часов стук в дверь. Заглядывает виноватая улыбающаяся физиономия Геннадия. Сразу взял служебного "козлика" (УАЗ), погрузил меня с вещами и повёз домой, в 9-метровую комнату, которую он получил. Заранее обустроил: купил кровать с панцирной сеткой, ватный матрас, диван, круглый стол и стулья (стулья сейчас в деревенском доме в Лаврово). Выгрузил меня и ушел на работу до вечера. А я скромная была, сижу в комнате, выйти боюсь. В дверь стучит домработница Тоня: "А что вы не выходите?" Показала, где туалет, где общая кухня, накормила меня супом с тушёнкой и черным кислым хлебом. (До сих пор вкус помню!) Чаем напоила. Потом Геннадий приехал с друзьями. Вино, закуска на газетке. За габаритными вещами на вокзал поехали, я их еще в Самаре в багажном вагоне отправила. Так завершился мой переезд из Самары в Москву и началась наша новая семейная жизнь...

Три месяца я сидела дома, а потом говорю: "Ген, я пойду работать". Он не возражал. Я устроилась в магазин "Ткани" на Солянке. Ушла из него в декрет, потом опять туда вернулась. Затем его закрыли на ремонт и меня направили в магазин "Русский лён". Позже перешла в магазин "Балтика" на площади Ногина. Потом перевелась в "Дом ткани" на улице Бойцовая, поближе к дому. Тогда мы жили на улице Подбельского. А затем устроилась в универмаг "Перовский", когда переехали в Новогиреево."

Вспоминает Николай Соков: "Когда мама работала в "Доме ткани" на Бойцовой, я приходил к ней на работу. Мне было тогда лет 12. Мамины коллеги встречали меня хорошо. Мама приводила меня в подсобку, где на стеллажах хранились огромные рулоны разных тканей, намотанные на широкие полоски 3-мм фанеры. Когда покупатель выбирал ткань, мама (или ее коллега) заходила в подсобное помещение, находила по артикулу нужный рулон, снимала его со стеллажа и раскладывала на специальном мерном столе. Деревянным "метром" (линейкой) отмеряла нужную длину ткани и "вж-ж-ж-ик" - ножницами быстро его отрезала. Мне нравилось наблюдать за их точными и ловкими движениями и, что самое ценное, мне перепадали освободившиеся полоски фанеры! Дома я использовал их для выжигания рисунков или выпиливал лобзиком полочки по эскизам из "Энциклопедии Домашнего Хозяйства". Мама всё успевала, даже прибежать домой в свой обеденный перерыв, чтобы перекусить и меня накормить. С деньгами в то время было уже получше, мама покупала в магазине говяжьи языки и копчёного палтуса. Моему другу Юре и то, и другое очень нравилось!.. :)"

Валентина Петровна Сокова (Борисова).

26. На фото: Люда Майорова и Валентина Петровна Сокова (Борисова) с сыном Николаем на фоне своего дома в Большом Матросском переулке. Обратите внимание на широченные пустые улицы. А ведь это набережная Яузы. Москва. Около 1961 года.

Рассказывает Валентина Петровна Сокова: "Нашим первым жилищем была комната 9 кв. метров в коммунальной квартире с тремя соседями. Это был новый высокий МВД-шный дом на набережной Яузы. Мусоропровод был прямо на кухне. Дом был девятиэтажный, огромный, номер нашей квартиры был 293. Неподалеку была тюрьма "Матросская тишина" и станция метро "Электрозаводская".

Сразу после моего переезда к нам стали приезжать гости. Первыми приехали брат Виктор и Володя Майоров. Гена выплачивал долг за покупку мебели, получал денежное довольствие раз в месяц, на что жили - непонятно! Гостей нужно было кормить, что-то постелить им для ночлега. А ничего же не было у нас! Но нужно сказать, что наши гости были без претензий, их всё устраивало. А чтобы не стеснять многочисленных обитателей коммуналки с одним санузлом на всех, они бегали в общественный туалет к метро "Электрозаводская". А потом приехали трое родственников "Амоса" (Володи Майорова). Их сын и племянник служил в Кремлёвском полку. Сказали: "Валя, ради Бога, хоть на полу у дверей, мы будем жить у тебя!". Ну ладно, кто-то на диване спал, соседи Копыловы дали нам какие-то подстилки. Трое гостей пришли, уже готовились спать, как вдруг звонок в дверь. Без предупреждения из Ульяновска приехала дочь дяди Лари с подругой!.. Брат Виктор часто ездил к ним в гости, ему там нравилось, и он им рассказал, что у него родная сестра в Москве живет... И закрутился бесконечный конвейер. Как-то раз одних гостей вечером проводили, утром в 5 утра звонок в дверь. Другие гости приехали. В-общем, хлебнула я этой "московской" жизни по полной с самых первых дней. Брат Виктор давал наш адрес своим коллегам по работе, которых мы даже не знали! Одна из таких незванных и незнакомых гостей как-то у нас за ужином спросила: "А что это вы старую картошку готовите? На рынке уже молодая появилась."

Валентина Петровна Сокова (Борисова).

27. Валентина Петровна Сокова (Борисова) в своей квартире в Новогиреево.

Главная / Карта сайта / Автомаршруты / Города / Страны / События / Усадьбы / Парки / Монастыри / Храмы / Музеи / Крепости /

Вверх

Яндекс.Метрика